Марина НееловаОфициальный сайт
M
Из форумов
M

Там, где Неелова — любовь

В ней все — любовь. С первой роли в «Современнике», на которую она попала случайно, — Валентины в знаменитой рощинской мелодраме «Валентин и Валентина». Режиссером этого спектакля был Валерий Фокин, партнером — Константин Райкин. Мужчины, влюбившиеся в нее на всю жизнь.

В ее актерской натуре эмоции перемешаны, как краски на холсте авангардиста. Детские капризные интонации соседствуют с недетской обжигающей страстью. Гримасы умиления сменяются страдальческой улыбкой. Мудрость и лукавство. Доверчивость и гнев. И все это — следы своих собственных поражений и слез, следы предательств и измен, всего того странного и негнущегося материала, из которого изготовлена женщина. Получив в подарок (или в наказание) морское свободное имя, она скользит по жизни, как по воде, и грязь сплетен тут же смывается волной, бережно охраняющей ее тайны.

Она всегда с книжкой — читает в перерывах между съемками и в ожидании интервью. Она молчалива и застенчива до такой степени, что, случайно столкнувшись с ней в жизни, ее можно не узнать. В компании близких друзей она — абсолютная хулиганка с острым язвительным языком и неподражаемым талантом пародистки. Партнеры и партнерши ее обожают — с ней всегда интересно и непредсказуемо, какой бы по счету спектакль она ни играла. Кажется, что забитая запуганная девочка Оля из «Спешите делать добро» в ее душе так и не стала взрослой, хотя у нее самой уже большая дочь, а за спиной — огромная, наполненная событиями и страстями жизнь.

Когда Неелова надолго (боялись, навсегда) уезжала с мужем в Париж, мы расставались с целой эпохой отечественного театра — эпохой женщин-подростков, угловатых инженю, с неизменной нееловской челкой и огромными полными слез детскими глазами. Так актриса сама превратилась в амплуа, что, конечно же, лестно, но мучительно трудно — поскольку женщина имеет свойство меняться и взрослеть, а актриса это проделывает публично.

Вернувшись из Парижа, Неелова сыграла вернувшуюся же из Парижа Раневскую в чеховском «Вишневом саде», словно проверила свой рабочий аппарат — все ли регистры работают, не требуется ли тонкая настройка, а то и вовсе замена каких-то деталей. Все оказалось в норме, и тогда актриса глубоко вздохнула и шагнула на следующую ступень успеха — к Шиллеру, к королеве Елизавете. Эта роль — не просто удача Марины Нееловой, это ее выдающаяся работа. Известный критик, оправившись от первого потрясения, вздохнул в антракте — «Надо же! Я думал, так уже не играют!».

А ее Башмачкин из «Шинели» привел зрительный зал в полное оцепенение. Коллеги-актрисы прятали глаза в пол и шептали друг другу: «Я бы ТАК никогда не смогла». «Шинель» — абсолютный актерский подвиг. 

Был такой телевизионный фильм Валерия Фокина. Назывался «Транзит». По пьесе Зорина. Некая провинциалка из коммуналки переживала болезненную ночь, когда невеста ее погибшего в армии брата выходила замуж в соседней комнате. Две серии проходили под звуки застольных тостов и песен. Коротко стриженная женщина-подросток делила постель с признанным мэтром советского искусства, орденоносцем и депутатом Михаилом Ульяновым. Все это происходило в дикие застойные времена, и не было ни страстных поцелуев, ни обнаженных и потных объятий. Была тельняшка на голое тело, свист закипающего чайника и глаза Марины Нееловой. И все. Любовь — это ее талант, ее предназначение. Так было и в «Вечно живых», и в «Валентине и Валентине», и в «Двенадцатой ночи», и в «Крутом маршруте», и в «Трех сестрах», и в «Вишневом саде», и в «Записках Лопатина», и в «Сладкоголосой птице юности»… Театр баловал ее достойной литературой, и Неелова, в свою очередь, избаловала нас — зрителей, которых приучила: там где она, там настоящее.


Галина ВОЛЧЕК:
«Она из умных артисток»
 — В ней настолько живет ее профессия, что отдельно говорить о Марине как о человеке очень трудно и даже, наверное, невозможно. Потому что есть такие люди, которые родились с этим геном, с этим талантом. Она родилась актрисой, поэтому отдельно от этой профессии любые ее поведенческие, человеческие проявления, мне кажется, невозможны. Она может рассказывать какую-то историю, и вы поймаете себя на мысли, что это скучно, длинно, интонационно, неинтересно. И вдруг она ту же самую историю начнет рассказывать, привнося туда какой-то актерский элемент. Неважно, в речи или в глазу, или в манере это преподносить. И оторваться от этого уже невозможно. С годами она менялась, как меняются все артисты, у которых есть взгляд на мир, на себя, на партнеров, на жизнь, в которой мы живем. Она умная артистка. Не просто интерпретатор режиссерского замысла, даже если этот замысел прекрасный. Все равно, она пропускает все это через себя, через свое сознание, не только через свою чувственную природу. Она из умных артисток.

Валентин ГАФТ:
«Это человек абсолютного искусства»
 — Интереснейший человек, потрясающий рассказчик, тончайший. Ее восприятию мира мог бы позавидовать любой пишущий человек. Потому что образность мышления Марины просто поражает. Это человек абсолютного искусства. Человек, умеющий выражать увиденное талантливейшим способом. Она легкий человек, она не усложняет ничего, человек, который может хохотать, смеяться, улыбаться. Она доверчивый человек, наивный, непосредственный и очень умный, потому что может молчать часами, сутками, днями и переваривать все в себе, переживать. Слушаешь ее с наслаждением. Когда она, что называется, в ударе — это вообще необыкновенно.
Ну, а что касается Неёловой-актрисы… У нас много замечательных актрис, а она в ряду великих, которых единицы. Я смотрел одну из последних ее работ «Играем Шиллера», она играет королеву Елизавету. Я смотрю. Что она делает со мной? Мой зрачок превращается в объектив. Мой глаз превращается в камеру. Она так играет, что он двигается, он выбирает крупный план, камера отходит назад — я вижу ее шею, затем общий план. Она делает двигающийся объектив. А я ведь сижу, не двигаясь, и вижу — это делает актриса с тобой. Она умеет превращаться на сцене в другого человека, причем это не скучно. У нее потрясающий юмор, она изобретательна, все проживает. Как это делается, это великая тайна, таких артистов в мире немного, и ты думаешь: «Вот это профессия!» Она крупная актриса во всем: и в жизни, и вообще в том, что делает. Особая личность. Я ее знал, когда она была совершенно молоденькой девушкой, сплошное обаяние, сплошной, как бы сейчас сказали sex. Это ведь — женщина, а не просто какой-то синий чулок, который играет роли и больше ничего. Это женщина, которая полна жизни. Она умеет любить, и ее любили так, что сотни грезили ею, мечтали просто постоять около нее, были влюблены в нее. Я видел ее в момент ее пика любви, это та-ака-ая красотища, это такое счастье, такая непосредственность, бурное выражение любви в ее лице, глазах, ее изумительной фигуре. Эта девчушка, которой Бог дал красоту, и это нельзя скрыть.

Валерий ФОКИН:
«Она все время хочет дебюта»
 — Помимо того, что она красивая женщина, замечательная и обаятельная — она прежде всего великий профессионал. И профессия для нее стала не просто ремеслом, а таким служением, что бывает вообще крайне редко среди нашей братии. Именно служением — вот это меня всегда восхищало и продолжает в ней восхищать. Потому что она ведь не просто замечательная актриса — это понятно. Она — человек, достигший определенных успехов, популярности и известности, — тем не менее беспрерывно сомневается в себе, сомневается в том, все ли она правильно делает, беспрерывно хочет работать лучше. Она все время хочет дебюта. И вот эти беспрестанные экзамены, которые она сама себе устраивает и без которых не может жить — это пример и залог ее развития. 
В последнем нашем с ней спектакле («Шинель») я почувствовал, как она стала крупнее, мощнее, — я имею в виду изнутри,- как она стала глубже, опытнее. Но и при этом она сохраняет желание дебюта, риска. Ведь многие ее коллеги и женщины, в том числе, были в недоумении: как можно себя так портить? Как можно себя так калечить? За что? Зачем? А ее вообще это не интересовало. Ее интересовало постижение этого маленького человека, этого существа. Она искала, как в него проникнуть. Она не боялась измениться, даже внешне измениться до неузнаваемости.
Я недавно смотрел старый свой телевизионный спектакль «Между небом и землей», где она восхитительно нежно и тонко играет с Андреем Мироновым. У нее были прекрасные работы в кино — «Монолог», например. Она выразила ведь еще поколение 70-х годов прошлого столетия. Она выразила тему девочки — «негероини» вроде бы, но которая стала героиней. Благодаря своему мастерству она смогла этот временный имидж — который иногда у актрисы пропадает с возрастом — сохранить. Сохранить, потому что она стала большой актрисой. И поэтому время ушло, изменилось, а Неелова, все равно, всегда будет одной из первых.

Ксения Ларина
16-01-2007
Театрал

Елена Шемелова — Марина Неелова
«Тюремный романс»
Copyright © 2002, Марина Неелова
E-mail: neelova@theatre.ru
Информация о сайте



Theatre.Ru